Главная \ АРХИВ \ ЧТО БЕРЕГУТ РЯБКО И КОПЫЛОВ – ЗДОРОВЬЕ МЕДИКОВ ИЛИ ФЕДЕРАЛЬНЫЕ ДЕНЕЖКИ?

ЧТО БЕРЕГУТ РЯБКО И КОПЫЛОВ – ЗДОРОВЬЕ МЕДИКОВ ИЛИ ФЕДЕРАЛЬНЫЕ ДЕНЕЖКИ?

ЧТО БЕРЕГУТ РЯБКО И КОПЫЛОВ – ЗДОРОВЬЕ МЕДИКОВ ИЛИ ФЕДЕРАЛЬНЫЕ ДЕНЕЖКИ?
ЧТО БЕРЕГУТ РЯБКО И КОПЫЛОВ – ЗДОРОВЬЕ МЕДИКОВ ИЛИ ФЕДЕРАЛЬНЫЕ ДЕНЕЖКИ?

13232-1

   Ежедневно областная власть рассылает в СМИ информацию о санитарно-эпидемиологической обстановке в ЕАО. Ежедневно мы с ней знакомимся и ежедневно эта информация вызывает у нас много вопросов.

Ситуация ещё напряжённая, но она стабилизируется, – говорит нам власть. При этом каждый день увеличивается число заражённых COVID-19 в ЕАО.

Кроме того, появляется информация о том, что по заболеваемости и смертности от COVID-19 наша область уже на втором месте по Дальнему Востоку. И это при том, что официально признаны только четыре умерших с положительным тестом на COVID-19. А представляете, что было бы, если бы эта временная областная власть признала, что и остальные пять смертей случились от коронавируса? Тогда их было бы девять, и Еврейская автономная область впервые стала бы в процентном отношении безусловным лидером не только на Дальнем Востоке, но и во всей России, а господин Гольдштейн стал бы безусловным аутсайдером среди губернаторов всех регионов.

Анализируя происходящее в ЕАО и с распространением инфекции, и со смертностью, и, главное с тем, как выстроено специализированными службами противодействие распространению вируса, вполне можно, на мой взгляд, прийти к выводу, что рассказы временной власти про стабилизацию ситуации несут в себе совершенно определённый смысл, а именно: стабилизация, – это обеспечение ежедневного прибавления заразившихся людей в количестве, которое, с одной стороны, не позволяет говорить о серьёзной вспышке инфекции, а с другой стороны, жёстко тормозит снятие всех ограничений для населения.

Убедиться в этом, я думаю, можно, рассмотрев конкретные примеры.

Возьмём самый свежий пример – с областной поликлиникой. Как бы не выстраивали работу с пациентами в областной поликлинике, приём врачами ведётся. На приём приходят пациенты. И даже если на входе у них замеряют температуру, никаких гарантий того, что к какому-нибудь врачу не придёт человек, заражённый коронавирусом, нет. Определить наличие инфекции у бессимптомного заражённого только измерением у него температуры невозможно.

Результат: к одному из врачей узкой специализации на приём пришёл именно такой пациент. Через очень короткое время у этого врача был выявлен COVID-19. Его и работающую с ним медсестру незамедлительно отправили на лечение. Не могу сказать точно – на амбулаторное домой, или на стационарное в какое-то медучреждение. Но это и не важно. В статистику заболевших, как я понимаю, они попали. Что происходило дальше? Вернее, чего не происходило?

По словам сотрудников поликлиники, сразу же после выявления ковида у врача, не была проведена в полном объёме дезинфекция помещений поликлиники, не были оперативно взяты пробы для проведения тестов у медработников поликлиники, контактировавших с заразившимся врачом и его медсестрой, не были взяты пробы для проведения тестов у пациентов, побывавших на приёме у врача после визита к нему заражённого пациента.  

В общем, ни одно санитарно-эпидемиологическое мероприятие, которое в обязательном порядке должно было быть незамедлительно проведено, на самом деле проведено не было.

С одной стороны, это можно расценить, как безалаберность и безграмотность главного врача областной больницы Рябко и главного санитарного врача ЕАО Копылова. С другой стороны, они оба называют себя врачами и занимают должности главных врачей, а значит, понимают, знают, отдают себе отчёт в том, что их бездействие если и не спровоцирует громкую вспышку инфекции в той же поликлинике, то уж точно не остановит её тихое распространение. Они понимают, что из десяти - пятнадцати пациентов, которых врач успел принять после заражённого ковидом пациента и до получения положительного результата своего теста, один -два, а может и три человека могут оказаться заражёнными. А следом могут «подтянуться» члены их семей, коллеги по работе, соседи и т.д.

Тихое расползание коронавируса по городу, а может, и по области в данном случае, на мой взгляд, гарантировано. А если речь идёт не о вспышках, а о тихом расползании инфекции, то это, видимо, по мнению временной областной власти, и есть показатель стабилизации ситуации с эпидемией в области.

Можно ли было исключить подобные случаи в областной поликлинике? Думаю, да.

Помните, как тестировали всю эту команду временной власти под названием «Оперативный штаб по предотвращению распространения эпидемии коронавирусной инфекции на территории ЕАО»?

В тот же день, когда выяснилось, что на заседании штаба побывал заражённый коронавирусом человек, к каждому члену штаба выезжала мобильная бригада медиков и проводила каждому экспресс-тест. Иными словами, медики там же на месте определяли, заразился тот или иной член этого штаба, или нет, поскольку проведение экспресс-теста, включая получение результата, занимает, как говорят сами медицинские работники, 30-40 минут.

Если у Роспотребнадзора имеются экспресс-тесты, почему их не используют в самом большом в ЕАО нестационарном медицинском учреждении – областной поликлинике, которая, по сути, находится на передовой в войне с этой заразой? Эти экспресс-тесты предназначены только для избранных? Но этих «избранных» пока ещё никто не избирал!

Почему заранее записавшимся на приём к тому или иному врачу людям не предлагают пройти экспресс-тест на коронавирус, чтобы минимизировать возможность проникновения заразы в поликлинику?

Что в данном случае берегут господин Копылов и господин Рябко - здоровье медицинских работников или выделенные на сохранение этого здоровья Федеральным центром денежки? Я думаю, ответ на это вопрос будет совсем очевиден, когда мы рассмотрим второй пример.

Итак, в областную больницу поступил пациент. Его поместили в отделение реанимации. Он находился в коме. Дыхание было затруднено. КТ показал поражение лёгких. Московские специалисты в описании снимка КТ, сделанного этому пациенту, указали на наличие признаков коронавируса, на это также указывало его клиническое состояние. Тест на коронавирус ему тоже сделали, но результат этого теста руководство больницы врачам не показало. Заявило, что тест отрицательный и потребовало, чтобы врачи ему поверили на слово. Врачи и медсёстры несколько дней пытались спасти жизнь этому пациенту, не имея при этом средств индивидуальной защиты в полном объёме. Например, защитный экран, который необходимо надевать, чтобы защитить лицо, глаза, нос, рот, в отделение был всего один на троих медиков.

Не смотря на старания врачей, пациент скончался. Руководство больницы потребовало от медиков запаять тело мужчины в специальный полиэтиленовый пакет, предварительно залив в него хлорку, а от родственников, – похоронить его в цинковом гробу, затем объявило медицинским работникам, что это был не ковидный больной, поэтому им не положены дополнительные выплаты, обещанные Президентом РФ.

А дополнительные выплаты, если бы этот пациент был признан ковидным больным, власть должна была бы обеспечить не только медикам реанимационного отделения, но и приёмного, и терапевтического, и кардиологического, и хирургического, поскольку медики и этих отделениях не только имели контакты с ковидными больными, но и лечили их до получения результатов их тестов.

А теперь повторяю свой вопрос и добавляю к нему ещё один: во-первых, что берегут господин Копылов и господин Рябко – здоровье медицинских работников или выделенные на сохранение этого здоровья Федеральным центром денежки?

Во-вторых, что происходит со статистикой в ЕАО: её сознательно фальсифицируют с целью введения в заблуждение населения области и Федеральный центр?

Ситуация ещё напряжённая, но она стабилизируется, – говорит нам власть.

По моему глубокому убеждению, пока эта власть будет действовать так, как видно из приведённых мной примеров, ситуация будет оставаться напряжённой, а нам будут внушать ежедневно, что она стабилизируется.

Елена ГОЛУБЬ

9
Телефон:
Яндекс.Метрика