Главная \ АРХИВ \ ГРАБЁЖ ГОРОДСКОЙ КАЗНЫ НА МИЛЛИОНЫ!

ГРАБЁЖ ГОРОДСКОЙ КАЗНЫ НА МИЛЛИОНЫ!

ГРАБЁЖ ГОРОДСКОЙ КАЗНЫ НА МИЛЛИОНЫ!
ГРАБЁЖ ГОРОДСКОЙ КАЗНЫ НА МИЛЛИОНЫ!

IMG+++

     Эта история началась в 2010 году. Мэрия приняла решение расселить деревянные дома, расположенные между улицами Ленина и Шолом-Алейхема, и снести их. На этом месте застройщики должны были возвести четыре многоквартирных дома.

В качестве основного застройщика выступал Александр Миронов (ООО «Стройсервис»). Во всяком случае, контракт мэрия заключила с ним. Но поскольку объём работ был очень большим, Александр Агафонович договорился с ещё одни местным застройщиком Алексеем Юрьевичем Петровым о совместной реализации данного контракта. На основании этой договорённости два дома должна была построить компания Миронова, и ещё два – компания Петрова.

Деревянные дома были снесены, людей расселили, на освободившемся месте компания Миронова построила два многоквартирных дома, а компания Петрова успела построить только один многоквартирный дом. К сожалению, Алексей Юрьевич скоропостижно скончался.

И вот тут началось то, что продолжается по сегодняшний день. Дело в том, что рядом с деревянными домами находились, во-первых, центральный тепловой пункт (ЦТП), от которого зависит распределение тепловой энергии в дома этого квартала, и гаражные боксы, к одному из которых был пристроен общественный туалет. Частным лицам принадлежали три гаражных бокса, а два бокса и туалет являлись муниципальной собственностью. Гаражные боксы – это капитальные строения из силикатного кирпича.

После возведения трёх многоквартирных домов застройщики снесли старое помещение ЦТП и построили новое в этом же квартале. Жителям деревянных домов были предоставлены квартиры. Вопрос с расселением был закрыт. Всё это длилось примерно до 2014-2015 годов. А 2015 году сменилось руководство мэрии Биробиджана

У Александра Миронова оставался участок земли, который он мог использовать под застройку.

Но камнем преткновения стали гаражные боксы, поскольку земля, на которой они были расположены, не передавался мэрией застройщику.  Это в какой-то мере ограничивало возможности компании Миронова, позволяло построить многоквартирный дом, но не того размера, какой хотелось бы Александру Агафоновичу. Здесь надо понимать, что от количества квартир в многоквартирном доме зависит размер прибыли застройщика. Чем больше квартир, тем больше денег он может заработать. Поэтому Александр Агафонович сначала предложил владельцам гаражей переехать в другие боксы, которые он построил в соседнем квартале. Один согласился, а владельцы двух других отказались. Тогда он начал судебные тяжбы с мэрией города, пытаясь оспорить разрешение, выданное мэрией частным лицам на постройку этих двух гаражей. Иными словами, он хотел доказать, что два частных гаража являются незаконной постройкой, поэтому их можно просто снести, никому ничего не компенсируя. И видимо, рассчитывал на то, что два муниципальных гаража и пристроенный к ним общественный туалет мэрия сама снесёт по его хотению, по его велению. Я помню, как на заседании городской Думы прошлого созыва обсуждался этот вопрос:  Алесандр Миронов предлагал депутатам заложить в бюджет города порядка двухсот двадцати миллионов рублей для компенсации ему недополученной прибыли из-за невозможности построить четвёртый дом того размера, какой он хочет.  

Депутаты, конечно, единогласно проголосовали против, а все суды Александр Агафонович проиграл.

Что касается мэра Коростелёва, он упорно не желал идти навстречу Миронову по вопросу сноса муниципальных гаражей. Да и причин для сноса не было, поскольку это, повторяю, капитальные строения, которые в качестве муниципального имущества находились в казне города, а значит, имели определённую стоимость. К тому же прокуратура города также занимала довольно жёсткую позицию, предупреждая руководство Биробиджана о том, что необоснованное уничтожение муниципального имущества влечёт за собой определённые последствия. Мэрия ответила на претензию Миронова категорическим отказом, пояснив, что оснований для сноса муниципальных гаражей нет, также, как и лишения права на аренду земельного участка владельцев частных гаражей. Это всё происходило в 2016 году. Но Александр Миронов не перестал претендовать на землю под гаражами.

Как я понимаю для того, чтобы позиция мэрии была более аргументирована, в конце 2018 года она заказала строительную экспертизу здания гаражных боксов. Но об этом чуть позже.

Использование муниципального имущества – это важный инструмент получения муниципалитетом неналоговых доходов. Мэрия эти гаражи не использовала для служебного транспорта. Но могла сдавать их в аренду, могла, в конце концов, продать. И тогда в бюджете появились бы дополнительные деньги.

Стоимость одного стандартного кирпичного гаража площадью в двадцать квадратных метров в центре города составляет сегодня от четырёхсот до пятисот тысяч рублей. Общая площадь двух муниципальных гаражей и общественного туалета составляла без малого сто восемьдесят восемь квадратных метров. То есть в среднем мэрия от их продажи могла выручить чуть больше четырёх миллионов рублей!

Почему я использую слова в прошедшем времени? Потому что этих гаражей уже нет!

Практически сразу после вступления в должность Головатый ликвидировал то, что могло пополнить бюджет города. Седьмого июня 2019 года он издал Постановление № 1048 «О списании муниципального недвижимого имущества», содержание которого разве что в журнале «Крокодил» можно разместить. Я несколько строк процитирую:

«В соответствии с Уставом муниципального образования «Город Биробиджан» Еврейской автономной области, на основании отчёта строительно-технической экспертизы технического состояния несущих и ограждающих конструкций зданий и сооружений нежилого производственного здания, расположенного по адресу ЕАО, г. Биробиджан, ул. Ленина, 31б  от 1 ноября 2018 года, в связи с несоответствием санитарно-эпидемиологическим требованиям к условиям проживания в жилых зданиях и помещениях, мэрия города постановляет:

  1. Списать муниципальное недвижимое имущество – нежилое здание, расположенное по адресу ЕАО, г. Биробиджан, ул. Ленина, 31б, общей площадью 187,9 кв. м. …».

Впервые сталкиваюсь с официальным документом, который говорит о том, что нежилое здание надо снести, потому что оно не соответствует санитарно-эпидемиологическим требованиям к условиям проживания.

А теперь вернёмся к экспертизе. Я внимательно ознакомился с документом под названием «…Строительно-техническая экспертиза». В нём 99 страниц. И ни на одной из них я не нашёл утверждений о том, что несущие или ограждающие конструкции гаражей находятся в аварийном состоянии.

Напротив, согласно этой экспертизе, о сносе гаражей речи быть не могло.

Цитирую:

«2.2.

2.2.1 … При осмотре здания ул. Ленина 31б установлено:

1. … Дефектов, повреждений, трещин и деформаций на выступающей части фундамента – не обнаружено. Вывод: несущие свойства фундамента – в рабочем состоянии, пригоден для дальнейшей эксплуатации.

2. … Дефектов и повреждений, трещин и деформаций, свидетельствующих об аварийном состоянии несущих конструкций, создающих опасность и угрозу внезапного обрушения здания, на день проведения обследования – не обнаружено.

3. В наружных несущих стенах имеются трещины, расположенные в местах примыкания к стенам основного здания пристроенных помещений гаражей и общественного туалета. Обнаружены деформации отдельных фрагментов стен относительно основной стены – до 10 мм., разрушение кирпича…

Вывод: установленные в процессе производства строительно-технической экспертизы факты наличия дефектов и повреждений несущих строительных конструкций здания ул. Ленина, 31б – трещины и деформации в несущих стенах здания, приводят к снижению несущей способности, но отсутствует опасность внезапного разрушения…».

Иными словами, хороший хозяйственник, грамотный управленец, который в первую очередь думает об обеспечении дополнительных поступлений в казну города, сначала поручил бы соответствующей структуре мэрии произвести небольшой ремонт помещения этих гаражей, и потом либо сдал бы их в аренду, либо продал и пополнил бы казну города не меньше, чем на четыре миллиона рублей.

А новоиспечённый мэр Головатый просто уничтожил совершенно безосновательно дорогостоящее имущество муниципалитета. То есть лишил казну города этих миллионов, нанёс казне значительный материальный ущерб. Почему? Зачем? Или будет правильнее спросить: с какой целью?

Он пожертвовал муниципальным имуществом, рыночная стоимость которого составляла минимум четыре миллиона рублей, с целью обеспечить предпринимателю Миронову прибыль от использования муниципальной земли в размере двухсот двадцати миллионов рублей? С чего бы вдруг такая щедрость?

А давайте посмотрим, где обосновался прибывший из Облучья господин

Головатый. Он поселился в служебной квартире? Нет. Он купил себе квартиру? Нет.

Он поселился в микрорайоне «БирГрад», где есть несколько многоквартирных домов, несколько коттеджей и несколько таунхаусов. Там он приобрёл себе, по словам жителей этого микрорайона, двухэтажный таунхаус. У кого приобрёл? У застройщика – компании Александра Агафоновича Миронова.

В каком объёме (в процентах, в скидках) выразил Александр Агафонович Головатому при продаже ему таунхауса свою благодарность за уничтожение дорогостоящего муниципального имущества, и выразил ли, – должно выяснять следствие.

А оно должно выяснять, поскольку речь, по моему глубокому убеждению, идёт об уголовном преступлении: мэр Головатый нанёс значительный материальный ущерб казне города из личной или иной заинтересованности.

Заявление о возможном уголовном преступлении и подтверждающие данный факт документы мною направлены в Генеральную прокуратуру РФ и в центральный аппарат Следственного комитета РФ.

Это уже не тюнинг и дизайн машины за триста тысяч бюджетных рублей. Это, как я понимаю, просто грабёж городской казны на миллионы!

Сергей БУРЫНДИН

 

28
Телефон:
Яндекс.Метрика