Главная \ КТО НАГНЕТАЕТ ОБСТАНОВКУ В ЕАО?

КТО НАГНЕТАЕТ ОБСТАНОВКУ В ЕАО?

КТО НАГНЕТАЕТ ОБСТАНОВКУ В ЕАО?
КТО НАГНЕТАЕТ ОБСТАНОВКУ В ЕАО?

1209687

Новость, появившаяся вчера вечером сначала в одном местном интернет-СМИ, а затем перепечатанная почти всеми остальными интернет-ресурсами, шокировала жителей области: сразу три смерти в один день от COVID-19!

Как такое может быть?! Что это может означать?! В инфекционной больнице нет лекарств?! Или там нет врачей?! А может, там вообще не лечат?! Соцсети зашумели: «Люди мрут по несколько человек в день. Их никто в больнице не лечит...».

В маленьком городе, где население – меньше ста тысяч человек, в больнице, где для ковидных больных коечный фонд составляет всего восемьдесят коек, умирают сразу в один день три пациента?! Это, во-первых, очень много, во-вторых, такая ситуация ничего, кроме паники, в городе спровоцировать не может.

Не поверив данной информации, наша редакция попыталась найти ей либо подтверждение, либо опровержение.

Главный врач инфекционной больницы Антон Бугай категорически отказался давать какие-то разъяснения. Странно? Более чем! Особенно если учитывать, что он не только главный врач, но ещё и депутат Законодательного Собрания ЕАО и обязан общаться со СМИ. Но всё, что удалось от него услышать: «Я не буду подтверждать эту информацию, но и опровергать её тоже не буду».

Вот и думайте, что хотите…

Получить разъяснения в управлении здравоохранения, увы, невозможно, потому что у нас, по сути, нет управления. Формально оно есть, но людей, руководящих учреждениями здравоохранения, в нём нет.

Заместитель председателя правительства ЕАО Жуков недоступен. Я попыталась выяснить, где господин Жуков. На данный момент могу сказать, что по неподтверждённой пока информации, Жуков ушёл на самоизоляцию то ли, потому что заболел, то ли, потому что контактировал с заболевшим.

Иными словами, на уровне правительства ЕАО здравоохранение области сегодня тоже никто не курирует.

И только одна фраза, брошенная Антоном Бугаем в телефонном разговоре в ответ на моё недоумение тем, что инфекционная больница скрывает информацию, расставила всё на свои места.

«Мы ничего не скрываем, всю информацию сразу отдаём в МИАЦ», – сказал Антон Александрович.

Ну, конечно же, конечно, МИАЦ! Это там, где «рулят» госпожи Обухова и Хромова! Вот и ответ на все мои вопросы!

Итак, информация о трёх летальных исходах в один день – пятого октября – не является достоверной.

Согласно статистике, утром в пятницу – второго октября число умерших составляло пятнадцать человек. Вечером в пятницу умер один пациент, но МИАЦ не передал эту информацию для опубликования. Поэтому в субботу официальные источники сообщили о том, что число умерших за сутки не изменилось. В воскресенье, четвёртого октября, скончался ещё один человек, и их стало уже семнадцать, но МИАЦ продолжал хранить молчание. Не могу сказать, почему, просто напомню, что мы уже неоднократно говорили о странностях статистики, формируемой Медицинским информационно-аналитическим центром: эта статистика изначально не вызывала доверия. Мы же знаем, что далеко не все, умершие и похороненные в цинковых гробах, были учтены, как умершие от ковида.

В понедельник в инфекционной больнице умерла пожилая женщина девяноста четырёх лет. Мы сообщили об этом, не дожидаясь официального подтверждения МИАЦ, но только мы...  

На официальных ресурсах информация о том, что за четыре прошедших дня умерли ещё трое в инфекционной больнице, появилась только в понедельник вечером, причём, без уточнений. МИАЦ, как я понимаю, просто объединил всех умерших за четыре дня и датировал информацию пятым октября. А город прочёл: за день умерли трое!!!  

Шок? Страх? Паника? Да! Других чувств такой способ подачи информации вызвать просто не может.

Я не понимаю, почему прокуратура области до сих пор не заинтересовалась деятельностью МИАЦ. Почему эта структура под руководством двух вышеназванных дам, либо из-за собственной безответственности и по недомыслию, либо сознательно нагнетает, по моему глубокому убеждению, обстановку среди населения, сеет панику, публикуя недостоверную информацию, а надзорный орган на это не реагирует.

Я не могу понять, почему в таких важных структурных подразделениях сферы здравоохранения занимают руководящие должности учителя и бывшие полицейские, а не медики!

Откройте глаза, наконец, господа надзирающие! Поймите: когда врач говорит о летальном исходе, он имеет в виду ушедшего из жизни человека! А когда об этом говорят бывшая школьная учительница, или бывшая полицейская, они, как я понимаю, имеют в виду добавление в табличку циферки! И им без разницы, единичка это, двойка или тройка. Но для нас-то разница существует! И как с этим быть?

Елена ГОЛУБЬ

 

11
Телефон:
Яндекс.Метрика