Главная \ АРХИВ \ ЛЮДИ, ЕСЛИ ВЫ, КОНЕЧНО, ЛЮДИ! ЧТО ЖЕ ВЫ ДЕЛАЕТЕ?

ЛЮДИ, ЕСЛИ ВЫ, КОНЕЧНО, ЛЮДИ! ЧТО ЖЕ ВЫ ДЕЛАЕТЕ?

ЛЮДИ, ЕСЛИ ВЫ, КОНЕЧНО, ЛЮДИ! ЧТО ЖЕ ВЫ ДЕЛАЕТЕ?
ЛЮДИ, ЕСЛИ ВЫ, КОНЕЧНО, ЛЮДИ! ЧТО ЖЕ ВЫ ДЕЛАЕТЕ?

Depositphotos_149157360_m-2015

Прошу считать данную публикацию обращением в прокуратуру ЕАО.

     В редакцию позвонила Наталья Васильевна Готфрид – жительница села Горное Ленинского района, и поведала нам о ситуации, в которой она оказалась:

– Я – инвалид второй группы. У меня двое несовершеннолетних детей. Раньше я работала заведующей дома культуры. У меня с рождения только одна рука. Когда у меня сначала парализовало единственную рабочую руку, а потом отказали ноги, пришлось уволиться, поскольку никому не нужен работник, который всё время на больничном. После того, как уволилась, я месяц пролежала дома. Через месяц ко мне приехали Самков Валерий Анатольевич, который был тогда главой района, Сингурова Ольга Николаевна – начальник отдела культуры района, другие чиновники. Прямо целая делегация! Они зашли в дом, посидели, поговорили, посочувствовали. А на следующий день мне привезли инвалидную коляску с пультом управления. Вот на этой коляске я передвигалась несколько месяцев и по дому, и по делам, в том числе и на приём к врачам ездила. А примерно через три месяца мне позвонили из отдела культуры и заявили: коляску возвращайте!  

Мы помыли коляску, и муж отвёз её в администрацию. А я осталась совсем обездвиженная. Что было делать? Я стала пробовать вставать, двигаться самостоятельно. В результате начались осложнения, и два дня назад муж вынужден был привезти меня в Биробиджан в областную больницу.

      На мой вопрос о том, как отдел культуры администрации Ленинского района объяснил своё требование вернуть инвалидную коляску, Наталья Васильевна рассказала:

– Дело в том, что мой врач-невролог из районной больницы, составляя документы на освидетельствование в МСЭ, указала только то, что у меня парализовало руку. А про ноги ничего не написала. Сказала, что про ноги – потом. Вот мне и заявляют теперь, что в документах, касающихся моей инвалидности, не указано, что мне требуется коляска. Ну и что, что они видят, что я не могу ходить и диагноз это подтверждает? В бумаге не указано: требуется коляска. Значит, она мне не требуется.

Конечно, врач может составить необходимый документ. Но я не могу сейчас к ней обратиться, потому что она в отпуск ушла. Я не знаю, что мне делать. Здесь, в больнице мне пытаются помочь, ставят капельницы, но лучше не становится, ноги по-прежнему без движения. Как мне быть?

Вот такая история. Не буду задавать начальнику отдела культуры администрации Ленинского района риторический вопрос: зачем она лишила человека единственной возможности передвигаться, зачем забрала то, что сама подарила? Ответа всё равно не получу.

Я хочу обратиться в прокуратуру области с просьбой провести проверку на предмет законности действий начальника отдела культуры администрации Ленинского района по отъёму у инвалида второй группы единственного средства передвижения. А также прошу проверить, предоставляются ли инвалиду второй группы Наталье Васильевне Готфрид в полном объёме все меры социальной поддержки, которые ей полагаются в соответствии с российским законодательством и Конституцией РФ.

Понятно, что коляска стоит на чьём-то учёте. Но на мой взгляд, проблема должна была быть решена самостоятельно заместителем главы района по социальным вопросам. То есть чиновник, учитывая состояние Натальи Готфрид, должен был сам запросить в районной больнице соответствующую справку, которой ему, судя по всему, не хватало для отчётности, и которая подтверждала бы тот факт, что Наталья Васильевна нуждается в инвалидной коляске, причём, с пультом управления, поскольку у неё работают пальцы только на одной руке. Мог бы, в конце концов, поручить это сделать кому-то из социальных работников.

Но для того, чтобы так поступить, надо быть, прежде всего, не чиновником, а человеком!

Люди, если вы, конечно, люди! Что ж вы делаете? Покрасовались, попиарились, одарив инвалида дорогой коляской, а через три месяца тупо изъяли её, оставив человека с тяжелейшим диагнозом в совершенно безвыходном положении. Что ей теперь делать? Ползать на животе или навсегда остаться прикованной к кровати?

Я надеюсь, что прокуратура внимательно отнесётся к этой публикации. Но, как мы все понимаем, на проверку уйдёт время. И это – не один день, и даже не неделя. А для Натальи Готфрид каждый день на вес золота. Поэтому я обращаюсь к жителям города Биробиджана и области, в том числе, к предпринимателям: если у вас есть возможность помочь человеку жить дальше, – пожалуйста, помогите!

Возможно, у кого-то из вас есть не новая, требующая ремонта инвалидная коляска с пультом, а кто-то из вас может её отремонтировать. Напишите в редакцию на электронную почту gazetanadom@mail.ru

Мы решим проблему с её доставкой Наталье Васильевне.

Елена ГОЛУБЬ

 

5
Телефон:
Яндекс.Метрика