Главная \ АРХИВ \ ОБСЕРВАЦИЯ ГЛУПОСТИ

ОБСЕРВАЦИЯ ГЛУПОСТИ

ОБСЕРВАТОР ГЛУПОСТИ
ОБСЕРВАТОР  ГЛУПОСТИ

13601

     Если верить центральным телеканалам, то Москва, Санкт-Петербург, другие центральные города и Еврейская автономная область – это два противоположных полюса, а может, и две разные планеты. Там с каждым днём всё больше и больше разговоров о скором снижении числа заразившихся коронавирусной инфекцией, а у нас всё больше и больше понимания того, что эпидемия в ЕАО только набирает обороты. 

И воспринималось бы такое положение дел, как закономерность, если бы это не было результатом безответственного, непрофессионального и, на мой взгляд, даже преступного отношения областной власти к эпидемии и к проживающим в регионе людям.

С самого начала всей этой истории с эпидемией действия областной власти вызывали просто недоумение. Наверное, власть могла остановиться, включить голову и начать действовать по-другому. Этого не произошло. Наоборот, дальше – больше.

Начиная с катания по всей области первых нескольких человек, у которых предполагали коронавирус,– из Ленинского района в Биробиджан, из Биробиджана – в Валдгейм, из Валдгейма одних – в Биробиджан, других  в – Амурзет, они к сегодняшнему дню уже, образно выражаясь, «раскатали» эту инфекцию тонким слоем по всем районам ЕАО.

Уже в инфекционной больнице находятся жители и Биробиджана, и Амурзета, и Николаевки, и Биры. Затягивая до последнего открытие обсерватора, предназначение которого – изоляция тех, кто имел контакт с заразившимися, но на предварительный тест получил отрицательный результат, тех, кто прибыл из других регионов, в которых также имеет место эпидемия, по большому счёту, является одним из факторов, способствующему быстрому распространению заразы. А решение открыть обсерватор в Кульдуре, там, где не было и до сих пор нет ни одного заразившегося, вообще объяснению не поддаётся.

От посёлка Кульдур до посёлка Бира расстояние составляет девяносто четыре километра!  То есть, практически, надо ехать почти через весь Облученский район. Если я правильно поняла, в Кульдур на обсервацию областная власть решила отправлять людей из п. Бира, где в больнице УФСИН произошла вспышка эпидемии.

Во-первых, непонятно, под чьим наблюдением будут находиться эти люди. Кто будет следить за тем, чтобы они не гуляли по посёлку, не ходили в магазины? Кто будет следить за состоянием их здоровья, и есть ли у тех, кто будет следить, все необходимые средства индивидуальной защиты? Кто будет обслуживать этих людей? Обсерватор, по сути, медицинское учреждение. Но как санаторий в Кульдуре может стать таковым при отсутствии в посёлке врачей?

Во-вторых, повторный тест может дать положительный результат у кого-то из находящихся на обсервации в Кульдуре. И вообще, болезнь может проявиться и на десятый, и на четырнадцатый день обсервации. Его в этом случае повезут обратно в п. Бира за девяносто четыре километра?

А зачем его в Кульдур привозили? Чтобы этот посёлок «пометить» коронавирусом?

В регионах, где власть старается ограничить распространение инфекции, закрывают те населённые пункты, до которых эта инфекция не добралась, чтобы они оставались чистыми. А у нас такие населённые пункты, наоборот, стараются любой ценой втянуть в пучину эпидемии.

Необъяснимо стремление областной власти скрывать от населения области истинное положение дел в регионе. Ведь все прекрасно понимают: своевременное информирование населения о реальном положении дел даёт возможность этому населению, адекватно реагируя, защитить себя и своих близких от заражения.

Все понимают, кроме областной власти? Или она тоже понимает, но действует из каких-то своих соображений?

В СМИ власть направила информацию о том, что в больнице УФСИН, стационар которой рассчитан на четыреста с лишним коек и основной профиль которой – лечение осуждённых от туберкулёза,   выявлено всего-то около двадцати заразившихся, и их лечат там же. Однако в инфекционную больницу Биробиджана буквально день назад из п. Бира доставили двоих больных под конвоем.

Потрачены средства и силы на организацию лечения осужденных от коронавирусной инфекции в больнице УФСИН. По имеющейся у меня информации, там выделено двести коек для таких больных, приезжали специалисты из Хабаровска, помогали устанавливать специальное оборудование, подводить в палаты кислород для того, чтобы могли работать аппараты ИВЛ. Однако, больных из этого учреждения продолжают доставлять в инфекционную больницу Биробиджана.

Согласно имеющейся у нас достоверной информации, в течение последних нескольких дней в больнице УФСИН чуть ли не каждый день выявляются новые заражённые и среди осуждённых, и среди персонала. Трудно сказать, сколько десятков заболевших сегодня там, но, наверное, вполне можно говорить о том, что потенциальными заражёнными там могут быть все четыреста осуждённых. А ещё медики, работающие в этой больнице, а ещё её технический персонал, а ещё члены семей медиков и технического персонала…

Жители посёлка Бира, и жители всей области должны иметь представление о том, что происходит в больнице УФСИН. Только достоверная информация о происходящем сподвигнет их выполнять режим самоизоляции и сохранить тем самым жизнь и здоровье себе и своим семьям.

По имеющейся в редакции информации, вспышка коронавирусной инфекции произошла на прошлой неделе ещё в одном медучреждении: в одном из отделений психиатрической областной больницы в Биробиджане.

Двоих пациентов этого отделения в прошедший понедельник доставили в инфекционную больницу. Само отделение психиатрической больницы закрыли на карантин вместе с персоналом, работавшим в нём, (всего около двадцати человек). Мы прекрасно понимаем, что перевести всех этих людей – и пациентов психбольницы, и медперсонал в инфекционную больницу невозможно, потому что там недостаточно для этого подготовленных мест, и врачей по пальцам одной руки пересчитать можно. Но мы не понимаем, кто следит за состоянием здоровья пациентов и медперсоналом психбольницы в закрытом отделении, мы не понимаем, почему власть скрывает эту вспышку в психбольнице, не понимаем, зачем она таким образом занижает статистические данные о количестве заразившихся в ЕАО, а главное, почему тесты на коронавирус не сделали всем сотрудникам психбольницы, а не только одного отделения? Ведь многие сотрудники других отделений и служб больницы контактировали с пациентами и сотрудниками закрытого на карантин отделения.

Мы не понимаем, почему областная власть вообще не проводит соответствующую организационную работу на территории области. Только в Биробиджане действуют несколько частных медицинских центров, в которых ежедневно ведут приём врачи. К ним приходят люди с разными заболеваниями, в том числе, с простудными, с ОРВ, с пневмонией. Но на наш вопрос, информировало ли их управление здравоохранения области о том, куда они должны направлять пациента, в отношении которого у них возникает подозрение на наличие коронавирусной инфекции, они отвечают: нет. В эти частные центры не было направлено управлением здравоохранения правительства ЕАО ни Постановления, ни Приказа, ни даже просто информационного письма о том, как должны действовать медики, куда выписывать пациентам направления, и имеет ли право врач частного медицинского центра отправлять пациента в лабораторию Роспотребнадзора для тестирования.

Областное Управление здравоохранения, зная, какой страшный дефицит медицинских кадров испытывает ЕАО, даже не потрудилось привлечь к работе по выявлению заразившихся людей медиков частных центров. И эти медики принимают всех, кто к ним приходит, а когда понимают, что перед ними, возможно, заразившийся человек, оказывают посильную помощь и просят его в случае ухудшения состояния вызывать «Скорую». Иными словами, человек сразу же не тестируется, не изолируется, и неизвестно, скольких ещё людей он заразит до того, как ему станет совсем худо, и он решит вызвать на дом «Скорую помощь».

Организация здравоохранения в условиях эпидемии зависит не только от управления здравоохранения и курирующего его флегматичного и безразличного ко всему Жукова, но и от управления Роспотребнадзора. Тесты на коронавирус, насколько мне известно, делает в ЕАО только одна лаборатория – лаборатория Роспотребнадзора. Какова её мощность? Сколько тестов в день она может исследовать? Говорят, не более сорока. А сколько тестов в день к ней поступает? Сто? Двести? Пятьсот?

Лаборанты сегодня в этой лаборатории просто задыхаются от объёма работы. Они не успевают исследовать поступающий к ним биоматериал в установленные сроки. В результате, как я понимаю, кто-то не узнаёт своевременно о том, что заболел, а кто-то, наоборот, сидит в закрытом на карантин подъезде без оснований.

В городе много частных лабораторий, но их никто не подключил к этой работе. В Хабаровске мощности лабораторий значительно больше. Говорят, хабаровчане сами предлагают свою помощь в исследовании тестов. Но если эту помощь принять, то придётся отчитываться перед московским начальством реальной статистикой, реальными цифрами. А этого, судя по всему, нашей власти не хочется.

Сегодня она изображает бурную деятельность, особенно в отношении медучреждений. В официальной информации буквально вчера прозвучало: на карантин закрыт противотуберкулёзный диспансер.

Выясняем: в этом медучреждении нет ни одного заражённого коронавирусом ни среди больных, ни среди медработников. Однако, главврач Ерёмин вдруг решает перевести диспансер на вахтовый режим работы. Это означает, что смена медперсонала – врачей, медсестёр, нянечек будет длится четырнадцать дней! Медперсонал должен будет две недели жить в диспансере, постоянно, и днём, и ночью находясь бок о бок с туберкулёзными больными, дышать с ними одним воздухом, спать на тех же этажах, где лежат пациенты. Замечу, что на этих этажах нет помещений с автономно работающей вентиляцией. Медработники должны будут даже спать в респираторах?

Принимая такое, абсолютно, на мой взгляд, не обоснованное решение, Ерёмин просто игнорирует Федеральное законодательство в части охраны труда. Согласно ст. 15 Федерального закона № 77-ФЗ «О предупреждении распространения туберкулёза в РФ» медработники, оказывающие противотуберкулёзную помощь, имеют право на сокращённый рабочий день. А Постановлением Правительства РФ № 101 определена продолжительность их рабочего времени, и она составляет не более 30-ти часов в неделю, то есть 6-ти часов в сутки. Более того, медработники противотуберкулёзного диспансера не имеют права выполнять дополнительную работу по совместительству.

Решение Ерёмина может привести к тому, что в результате медицинские работники тубдиспансера превратятся в его пациентов. Если Ерёмин, случайно занявший должность главврача тубдиспансера, понятия не имеет о специфике работы в этом учреждении, то глава Роспотребнадзора Павел Копылов обязан знать, как должен работать тубдиспансер, и понимать, какими будут последствия таких решений.

А ещё он должен понимать, что туберкулёз не менее опасен, чем коронавирус, и его пока никто не отменял. Никто не приказывал прекратить бороться с туберкулёзом. На сегодняшний день смертность от туберкулёза в ЕАО остаётся высокой. Обезопасить медперсонал этого учреждения – вот главная задача и главврача Ерёмина, и главного санитарного врача Копылова. Обезопасить, а не подвергать смертельному риску жизни врачей, медсестёр, нянечек!

Да и к тому же перевод на вахтовый режим работы тубдиспансера, не помеченного коронавирусом, при обычном режиме работы областной инфекционной больницы, где лежит большое число заражённых, выглядит довольно странно.

Господин Жуков, обозвав инфекционную больницу госпиталем, ничего не сделал для того, чтобы она стала госпиталем по своей сути. То есть весь медперсонал больницы (если это – госпиталь) должен работать вахтовым методом – смена должна жить в больнице по четырнадцать дней. Для этого медперсоналу должны быть созданы все условия.

Что мы имеем сегодня? Из Хабаровска, как я понимаю, по заявке Жукова в «инфекционку» прислали четырёх студентов медвуза.  Они не могут выполнять обязанности врачей. Они могут выполнять обязанности младшего и среднего медперсонала. Но, насколько мне известно, их поселили в комфортных номерах гостиницы «Бира», каждое утро на машине отвозят в «инфекционку», и по окончании рабочего дня так же на машине привозят в гостиницу. При этом их обеспечиваю питанием.

Три врача-инфекциониста и два врача-реаниматолога, а также средний и младший медперсонал нашей «инфекционки», которые сегодня, рискуя собственным здоровьем, лечат почти сорок коронавирусных больных, таких преференций не имеют. Никто не обеспечивает их трёхразовым питанием, никто не создал им комфортные условия для постоянного проживания в больнице, но требуют, чтобы они немедленно переходили на вахтовый режим работы.

Врачи отвечают: создайте нам такие же условия, как студентам. Жуков в ответ предлагает им самим обеспечивать себя пропитанием при круглосуточном нахождении в больнице.

Как думаете, долго протянут в таком режиме работы и при таком отношении местной власти к ним наши врачи?

ЕАО – другой полюс, другая планета. И надеяться на областную власть, на её ответственность и профессионализм нам не стоит, потому что нет у неё ни профессионализма, ни чувства ответственности. Мы должны понимать: ситуация сегодня именно такая – власть превратила регион в обсерватор глупости и непрофессионализма. А значит, каждый за своё здоровье отвечает сам.

Елена ГОЛУБЬ

25
Телефон:
Яндекс.Метрика