Главная \ АРХИВ \ РЕПОРТАЖ ИЗ КАРАНТИННОГО ПОДЪЕЗДА

РЕПОРТАЖ ИЗ КАРАНТИННОГО ПОДЪЕЗДА

РЕПОРТАЖ ИЗ КАРАНТИННОГО ПОДЪЕЗДА
РЕПОРТАЖ ИЗ КАРАНТИННОГО ПОДЪЕЗДА

55_main-v1584435980

   Эпидемия в ЕАО приобретает всё более объёмный характер. Можно, конечно, успокаивать население, внушая ему, что всё идёт, как надо, и всё будет хорошо. Но таким образом эпидемию не остановить.

Можно заставить людей сидеть дома, можно закрывать один за другим на карантин подъезды многоквартирных домов. Но и таким образом эпидемию не остановить, если условия карантина нарушаются, нет, не жильцами подъездов, а теми, кто его установил.

Цитирую сообщение правительства ЕАО:

«В ЕАО продолжают закрывать на карантин подъезды многоквартирных домов. Эта мера вынужденная. О тонкостях её применения рассказывает исполняющий обязанности заместителя председателя правительства ЕАО Валерий Жуков:

«При выявлении подозрения на коронавирусную инфекцию выполняется весь комплекс мероприятий, необходимых для её нераспространения. У потенциальных носителей инфекции берутся анализы, которые проходят соответствующее исследование в лаборатории. Если проба не подтверждается, то карантин с подъезда снимается. Если результат положительный, то карантинные мероприятия продолжаются».

Я не буду называть улицу, номер дома и номер подъезда, закрытого на карантин, из которого, скажем так, ведёт свой репортаж один из жильцов. В этом нет необходимости, потому что на сегодняшний день таких подъездов уже семь, если я не ошибаюсь. И везде – одно и то же. Но мне, да и вам, уважаемые читатели, наверняка хочется понять: господин Жуков и жильцы карантинных подъездов находятся на одной планете?

Итак, борьба с эпидемией глазами человека, находящегося на карантине.

«– Прошло несколько дней после того, как у жильца нашего дома заподозрили коронавирусную инфекцию. В дверь позвонили. Два человека, один из которых показал удостоверение сотрудника Роспотребнадзора, вручили мне постановление, в котором сказано, что меня отправляют на карантин, поскольку я однозначно была в контакте с лицом, у которого подозревают коронавирус. Однако в графе, где должно быть указано это лицо (сосед по подъезду) значится опять-таки моя фамилия. То есть, согласно этому постановлению, я контактировала сама с собой.

На мои вопросы о том, положительный ли тест на коронавирус у моего соседа, или заболевание не подтвердилось, никто никаких ответов мне не даёт. Ни я, ни остальные соседи по подъезду понятия не имеем, действительно ли наш сосед заражён инфекцией, или нет. Я дозвонилась до Ольги Анатольевны Ишуткиной (Роспотребнадзор). Она утверждает, что у него тест был положительный. Однако никакой официальной информацией никто в нашем подъезде не обладает. Я задавала вопросы по телефону Ишуткиной, но она либо давала мне некорректные ответы, либо не отвечала вообще.

Я позвонила на горячую линию в мэрию Биробиджана. Мне ответили: «звоните в правительство ЕАО». Я дозвонилась в правительство ЕАО, мне говорят: «звоните в мэрию». Я снова звоню в мэрию, а мне говорят: «звоните в Роспотребнадзор». И только дозвонившись до руководителя Роспотребнадзора, я получила более или менее внятные ответы.

После закрытия подъезда на карантин прошло два дня. Дежурившие эти два дня возле подъезда полицейские на третий день исчезли.  Всё. Больше мы их не видим. Хорошо, что жители подъезда понимают серьёзность положения и не нарушают карантин.

Четвёртый день карантина: в подъезде проведена дезинфекция. В первый и последний раз. Чем-то полили и уехали. Люди регулярно выходят из квартир, чтобы забрать продукты, которые им приносят к подъезду, вынести мусор. Соответственно, пересекаются друг с другом. Но никто ещё не знает, у кого может обнаружиться вирус, поскольку пробы на тест у нас не брали. Но, ещё раз повторяю, дезинфекцию в подъезде провели только один раз на четвёртый день карантина!

В постановлении, которое нам вручили, говорится, что мы должны следить за своим здоровьем, регулярно мерять температуру и о своём состоянии ежедневно сообщать по указанному телефону в поликлинику. Никто, конечно, туда не звонит, но никто не звонит и оттуда. То есть никакого медицинского наблюдения за нами не ведётся.

Пробы на тесты у нас должны взять медики из поликлиники, как мне сказал по телефону руководитель Роспотребнадзора, только на десятый день карантина. Я позвонила заведующей областной поликлиники. Мои вопросы о том, будут ли у тех, кто придёт брать пробы, удостоверяющие их полномочия документы, чтобы я знала, кто ко мне пришёл,  на основании чего берут у меня пробы, в какой лаборатории они буду исследоваться и когда я смогу забрать результаты анализов, вызвал у  медиков областной  поликлиники недоумение: мол, к чему эти вопросы? Мы должны прийти, взять пробы и уйти. Всё!

– Ну а как вы себе это представляете? – спросила я. – Вы обойдёте десять квартир в подъезде, доберётесь до моего третьего этажа, и в этом же костюме, в этих же бахилах войдёте в мою квартиру и будете делать забор проб у меня? Забор этих проб должен проводиться в условиях максимальной стерильности. В противном случае о достоверности результатов анализов речи быть не может.

В ответ мне просто предложили, образно выражаясь, закрыть свой рот и ждать, когда придут брать пробы.

Я дозвонилась заведующей отделением профилактики, Она сказала, что на прошлой неделе они брали семь проб на анализы, а на этой неделе – уже двести тридцать. А что будет на следующей неделе? Четыреста? И медработники будут вынуждены ходить по квартирам в одних и тех же костюмах?..».

Эпидемия в ЕАО приобретает всё более объёмный характер. Местная власть для борьбы с ней ничего, лучше карантина, на который отправляют целыми подъездами, пока не придумала. Участковые медсёстры областной поликлиники выезжают в многоквартирные дома для забора проб у жителей закрытых на карантин подъездов в одноразовом защитном костюме!

Я не оговорилась. Каждой медсестре выдают одноразовый защитный костюм. В этом одноразовом костюме она обходит несколько квартир. При этом ни сама медсестра, ни жители квартир ещё не знают, кто из них пока здоров, а кто уже заражён. Более того, до сегодняшнего дня, насколько мне известно, медсёстры ходили по квартирам в своей обуви, без бахил!

Я не случайно употребляю слова «пока» и «уже», потому что человек здоров до тех пор, пока в его жилище не проникнет вирус из той квартиры, в которой живёт уже заражённый человек.

А ведь такое может быть. Может оказаться уже после того, как будут сделаны тесты, что в этом карантинном подъезде кто-то ещё заражён.

Я бы очень хотела, чтобы меня услышали и главврач областной больницы Филипп Рябко, и руководитель Роспотребнадзора Павел Копылов.

Уважаемые Филипп Николаевич и Павел Викторович! Одноразовые защитные костюмы потому и одноразовые, что их можно использовать только один раз для посещения одного пациента, одной квартиры в карантинном подъезде. Они не подлежат обработке дезинфицирующими средствами для дальнейшего использования.

Обеспечивая медсестёр только одним одноразовым костюмом для забора проб в нескольких квартирах, господин Рябко ставит под угрозу жизнь и здоровье не только жителей карантинного подъезда, но и самих медсестёр, потому что использование одноразового защитного костюма в период эпидемии в качестве многоразового, превращает его из защитного в опасный. Я уж не говорю о том, что это является грубым нарушением санитарно-эпидемиологических норм и должно быть для главного санитарного врача Павла Копылова предметом серьёзного разбирательства.

Уж кому, как не ему должно быть понятно, что эпидемию таким образом не остановить. Наоборот, если в подъезде будет выявлен вирус ещё у кого-то, то тогда действия господина Рябко, по сути, можно будет назвать сознательным распространением инфекции.

Главный редактор нашего СМИ, депутат городской Думы Сергей Бурындин связался по телефону с Филиппом Николаевичем и задал ему один вопрос: медсёстры обходят квартиры карантинного подъезда в одном одноразовом костюме, или меняют костюм после каждой квартиры?

Филипп Николаевич ответил: «Не готов сказать. Я выясню и вам перезвоню». Не перезвонил. Потому что не выяснял. А не выяснял, потому что, во-первых, прекрасно знает ответ на этот вопрос, во-вторых, очень хорошо понимает, что грубо нарушает все санитарные нормы и подвергает риску жизни своих подчинённых, жителей карантинных подъездов и, как следствие, всех жителей города. А что касается господина Жукова, его заявлений о, якобы,  проведении всего комплекса мер для нераспространения инфекции, так это, наверное, не для нас, а для отчётов в вышестоящие инстанции…

Елена ГОЛУБЬ

25
Телефон:
Яндекс.Метрика