Главная \ ТАК БОЛЬШЕ ПРОДОЛЖАТЬСЯ НЕ МОЖЕТ

ТАК БОЛЬШЕ ПРОДОЛЖАТЬСЯ НЕ МОЖЕТ

ТАК БОЛЬШЕ ПРОДОЛЖАТЬСЯ НЕ МОЖЕТ
ТАК БОЛЬШЕ ПРОДОЛЖАТЬСЯ НЕ МОЖЕТ

i

Ну, давайте, наконец, расставим все точки над «i»! Я понимаю, что жители области, читая регулярно в местных СМИ официальную информацию о санитарно-эпидемиологической обстановке в ЕАО, путаются в цифрах. Видят, что что-то не сходится, а что – не могут определить.

Мне кажется, так больше продолжаться не может. Особенно сейчас, когда каждый из нас, живущих на территории области, в любой момент может из потенциального пациента превратиться в реального.

Чтобы уберечь себя, надо понимать, что за цифры приводят официальные информаторы в своих сообщениях.

Возьмём сводку за прошедшие сутки. На 20.00 часов 14.10. 2020:

«Число заболевших – 1319. Из них выздоровели 797, умерли девятнадцать. 60 человек госпитализированы в коронавирусные стационары. 443 больных лечатся стационарно. В инфекционной больнице находятся 70 пациентов, в том числе 50 с верифицированным диагнозом коронавирусной инфекции.

С 05.10.2020 возобновил работу инфекционный госпиталь на базе Облученской районной больницы (100 коек). Сейчас там находится 51 пациент, в том числе 10 с верифицированным диагнозом коронавирусной инфекции.

Коечный фонд для больных COVID-19 в настоящее время заполнен на 67,2% (занято 121 место из 180) …».

В то же время сегодня практически все больницы заполнены под завязочку. Нет свободных коек для пациентов ни в областной больнице, ни в Смидовичской районной больнице, ни в Облуческой районной больнице. И практически полностью заполнена инфекционная больница.

Как так получается? Ведь если верить официальной информации, на сегодняшний день должны оставаться свободными, не занятыми 32,8% коечного фонда.

Поясняю: в инфекционной больнице заполняются только 80 коек, потому что ещё сто с лишним резервных коек, которые есть в отчётах, направляемых нашими чиновниками в Москву, существуют только формально. Они есть! Но они на эти койки не госпитализируют пациентов, потому что кадровые мощности инфекционной больницы не позволяют лечить больше восьмидесяти человек одновременно. Катастрофически не хватает медиков.

В Облученской районной больнице тоже есть сто коек, про которые сообщатся в официальной информации. И в отчётах, направляемых в Москву, наша власть пишет про наличие в Облученской больнице именно ста коек. Но!

Кадровых мощностей этой районной больницы, то есть медиков, хватает с большой натяжкой на пятьдесят пациентов. Поэтому на днях, если верить рассказам медиков, пациента с пневмонией, которого привезла из Биробиджана «Скорая» в Облученскую больницу, там не приняли, пояснив, что мест нет. И этого пациента та же «Скорая» повезла не в инфекционную больницу Биробиджана, потому что там тоже для больных пневмонией уже мест нет, не в областную больницу, – и там мест нет, а в Смидовичскую районную больницу, которая на сегодняшний день, по имеющейся у нас информации, уже тоже заполнена под завязку. Сегодня, как мне сказали, там тоже мест нет. Не принимает уже и Валдгеймская районная больница.

Поэтому, когда вы читаете в официальной сводке о том, что коечный фонд в ЕАО заполнен всего на шестьдесят семь с небольшим процентов, вы должны понимать, что эта информация, в первую очередь, предназначена не для вас, а для Федерального центра. Ну, наверное, чтобы Москва за нас сильно не волновалась. Бережёт наша местная власть своё московское начальство.

А мы здесь эти циферки про сто коек или там сто восемьдесят должны сразу делить на два. Пока на два. Учитывая, что в последнее время заболевают и выходят из строя всё больше и больше медиков, и кадровые мощности больниц постепенно сокращаются, скоро эти циферки придётся, наверное, делить на три, а может, и на четыре.

Мы все должны это понимать и делать всё для того, чтобы не заболеть. Мы должны понимать, что из указанных в сводке 462 пациентов с пневмониями госпитализированы только 198 не потому, что остальные легко болеют, а потому что в больницах нет мест. Мы все должны понимать, что дома самому вылечиться от пневмонии крайне сложно, особенно если речь идёт о людях старшего возраста. Мы должны понимать, что статистику смертности от пневмоний сегодня власть старается не озвучивать. А люди умирают. Как говорят сами медики, почти каждый день кто-то умирает от пневмонии дома.

И ещё мы должны понимать: если официальные информаторы говорят, что у этих 462 пациентов пневмония не ковидная, это не значит, что она действительно не ковидная. Это значит, что в данный момент она не считается ковидной, потому что, во-первых, одним тесты не делали, другим сделали, но результаты (положительные или отрицательные) поступают только через семь – десять дней, во-вторых, достоверность самих тестов не выше 60%, в третьих, достоверность диагноза в ЕАО, по большому счёту, исключена, в связи с отсутствием компьютерного томографа.

Ну и последнее: при отсутствии томографа власть должна была сделать всё возможное для того, чтобы тестирование на ковид было доступно населению, (то есть бесплатное), а главное, чтобы оно было своевременным, поскольку вовремя поставленный диагноз – это уже 50% гарантии того, что человека можно успеть спасти.

Мизерный объём тестирования и длительное ожидание результатов теста в ЕАО обусловлены недостаточным количеством лабораторий. Но это не означает, что в Биробиджане не было возможности открыть ещё одну лабораторию. Такая возможность была! В самом начале эпидемии руководитель «Центра по борьбе со СПИД» на одном из совещаний сказал, что у Центра есть всё необходимое, чтобы исследовать тесты. Всё! Понимаете? И оборудование, и персонал. Вопрос стоял только о том, что для этого необходимо выделить Центру отдельное (небольшое) помещение.

После этого совещания прошло больше шести месяцев. Нам с удовольствием предлагают делать тесты за деньги, (но при этом время ожидания результата опять-таки не меньше пяти-семи дней), а дополнительное помещение Центру, насколько я знаю, так и не выделили. Ни Гольдштейн, ни Жуков, ни тем более Шафорост этот вопрос не решили и, я думаю, даже не пытались решить…

Так больше продолжаться не может. «Горячие линии» Минздрава РФ, Генпрокуратуры РФ, Президента РФ, Росздравнадзора РФ работают. Для чего они созданы? Для того, чтобы мы туда обращались. Мы все, а не только один-два журналиста.

Елена ГОЛУБЬ

17
Телефон:
Яндекс.Метрика