Главная \ О НАБОЛЕВШЕМ \ ТРАГЕДИЯ, КОТОРОЙ МОГЛО БЫ НЕ БЫТЬ

ТРАГЕДИЯ, КОТОРОЙ МОГЛО БЫ НЕ БЫТЬ

ТРАГЕДИЯ, КОТОРОЙ МОГЛО БЫ НЕ БЫТЬ
ТРАГЕДИЯ, КОТОРОЙ МОГЛО БЫ НЕ БЫТЬ

     Четырнадцатого декабря будет ровно сорок дней с момента гибели Юлии и Ульяны Луференко. Эта трагедия потрясла всех горожан, независимо от того, были они знакомы с Юлей и Ульяной, или нет. Страшная смерть. А главное, невозможно понять, за что, почему? Молодые, талантливые мать и дочь, лучшие в своём деле. Юля – тренер клуба спортивного бального танца «Темп», её дочь Ульяна – воспитанница этого клуба, незадолго до трагедии участвовала в турнире в Испании и вошла в десятку лучших танцоров Европы…

За день до трагедии, четвёртого ноября температура воздуха перепрыгивала с минусовой на плюсовую, ночью пошёл снег, утром и днём было облачно, а вечером – дождь. В ночь с четвёртого на пятое ноября шёл снег, затем снег с дождём. Утром пятого ноября уже можно было сказать, что зима началась. На улице шёл снег всё сильнее и сильнее. Что представляла собой дорога из Биробиджана в Хабаровск пятого ноября? Это был обледеневший асфальт, покрытый снежным покрывалом. Пятого ноября на участке федеральной трассы Биробиджан – Хабаровск произошло несколько аварий. Ехать со скоростью более двадцати километров в час было невозможно. Машины просто заносило.

Как и почему Юля и Ульяна оказались в тот день на этой жуткой дороге, зачем ехали в Хабаровск и почему не в электричке, а на машине?

В тот день Ульяна должна была пройти обследование на МРТ в городе Хабаровске по направлению, выданному ей лечащим врачом в Биробиджане.

Да, нам рассказывал губернатор Левинталь, что в МФЦ работает новый аппарат МРТ, что теперь, благодаря его усилиям, жители города Биробиджана могут проходить эти обследования здесь, не тратя время на поездки в Хабаровск. Но это только рассказы. На самом деле на МРТ в Биробиджане можно пройти очень узкий спектр обследования, да и с врачами, которые могут описать снимки, проблемы. Так что ничего не изменилось в местной медицине. Люди по-прежнему вынуждены обращаться за высокотехнологичной медицинской помощью в другой регион. Если бы такой необходимости не было, и Левинталь не втирал бы, как говорится, очки вышестоящему начальству, докладывая, что проблема с МРТ в ЕАО решена, а на самом деле её своевременно решил, Юля и Ульяна сегодня были бы живы.

Записываться в хабаровские медучреждения на обследование по направлению необходимо заранее – за неделю или две. Поэтому они не могли знать, какой будет погода в тот день, на который было назначено обследование. Но они могли поехать в Хабаровск на электричке. И, наверное, так и сделали бы, если бы знали, что федеральная трасса пятого ноября будет представлять опасность их жизни.

Обычно все службы, включая дорожные и управление МЧС по ЕАО, готовятся к первому большому снегу. В случае неблагоприятного прогноза погоды управление МСЧ, как правило, рассылает предупреждение в виде смс-сообщений на мобильные телефоны граждан. Если прогнозируется обледенение трассы, также осуществляется рассылка смс-предупреждений.

Уже четвёртого ноября в ГУ МЧС России по ЕАО должны были, исходя из погодных условий, понимать, что пятого ноября трасса будет находиться в опасном для передвижения состоянии.

Юлия Луференко была хорошей матерью. Она никогда не подвергла бы риску жизнь своей единственной дочери. Если бы вечером четвёртого, или хотя бы утром пятого ноября такая смс-рассылка на мобильные телефоны была бы сделана управлением МЧС, наверняка, Юлия не рискнула бы везти Ульяну в Хабаровск на машине, а воспользовалась бы железнодорожным транспортом.

Но рассылки не было. Управление МЧС по ЕАО промолчало. Никто никого ни о чём не предупредил! И когда семья Кузьминовых, которая также в этот день собиралась ехать в Хабаровск, предложила поехать с ними в их машине, Юля согласилась.

А теперь представьте себе на обледеневшей, покрытой снегом трассе легковой автомобиль, в котором сидят пять человек. Даже если они ехали очень медленно, всё равно управляемость таким автомобилем, передвигающимся, практически, по льду, крайне низкая.

Между с. Белгородское и п. Смидович, на повороте, перед выездом на прямую их автомобиль развернуло и вынесло на встречную полосу. В этот самый момент прямо в бок их машины въехала другая машина, появившийся из-за поворота.

Можно только предположить, какой силы был удар, если машина, под завязку заполненная людьми, (пять человек: трое взрослых и два подростка), просто улетела с дороги!

Случилось бы такое, если бы опасные участки трассы, в том числе и тот злосчастный поворот, были ограждены отбойниками? Вряд ли. Да, автомобиль бы покорёжило, да, люди получили бы травмы, но, скорей всего, остались бы живы.

Вопрос к господину Левинталю: обеспечение безопасности на дорогах на территории ЕАО – это только куча разных видеокамер, от которых богатеет хабаровский предприниматель, и всё? Я понимаю, что речь идёт о федеральной трассе, что она не обслуживается и не содержится за счёт областного бюджета. Но она находится на нашей территории. И именно губернатор обязан вести переговоры с Федеральным дорожным учреждением «Межрегиональная дирекция по дорожному строительству в Дальневосточном регионе России Федерального дорожного агентства», в оперативном управлении которого находится участок трассы Биробиджан – Хабаровск. Не жители города должны писать письма в это учреждение и в Минтранс РФ, умоляя обеспечить данный участок дороги всеми атрибутами безопасности – освещением, ограждениями, а губернатор обязан вести диалог с этим учреждением. Он должен был настоять на том, чтобы на опасных участках трассы были установлены ограждения. Времени для этого у него было достаточно – целых пять лет.

Он ведь установил на данном участке видеокамеры – и стационарные, и мобильные на треногах, значит, догадывается, что дорога является частью территории ЕАО! Отчего же он не интересуется, что происходит на этой дороге? В тот день ни один человек из проезжавших по трассе не увидел специализированной техники. Никто не чистил дорогу от снега и льда, никто не посыпал её реагентами, или хотя бы песком. Никто!

Он, называющий себя главой региона, позвонил руководству Межрегиональной дирекции, спросил, почему на дорогу не вышла снегоочистительная техника? Не думаю. Зато в ДК на панихиду по погибшим явился, и даже речь толкнул, перепутав при этом клуб спортивного бального танца с ансамблем. Да он, в общем-то, и не вникал особо, кто именно погиб. Главное ведь для него сегодня попиариться, не так ли? Выскочить к микрофону, изобразить скорбь, что-то вещать в микрофон. И это после того, что данная власть устроила с выделением мест на кладбище!

Олег Луференко: – Чиновники мне заявили, что хотят похоронить всех пятерых в одной могиле. То есть Юлю и Ульяну в одной могиле с семьёй Кузьминовых, в чьей машине они ехали. Они хотели устроить «братскую могилу». Я, как отец, был против. Я не знаю, есть ли в этой аварии вина Кузьминова. Да, он, его жена и дочь тоже погибли. И я соболезную. Но он был за рулём машины, в которой погибла моя единственная дочь. Я был против «братской могилы».

Я сначала обратился в одну известную страховую компанию. Пришли на кладбище. Представитель компании показал мне место. Я согласился. А потом вдруг представитель правительства ЕАО Инга Пекарь мне сказала, что я не могу похоронить Юлю и Ульяну на этом месте.

– Или здесь будут лежать все пятеро, – заявила она, – или идите на третье кладбище!

Тогда я обратился в фирму, которая занимается ритуальными услугами.  Эта фирма предложила другое место на первом кладбище. Мы договорились, я подписал договор, но на следующий день мне позвонил директор кладбища Татаринов и сказал, что мой договор с фирмой аннулируется, потому что на этом месте будет захоронена семья Кузьминовых.  Я хочу выразить огромную благодарность этой ритуальной фирме. Её сотрудники отнеслись ко мне по-человечески. Нашли там же на первом кладбище другое место…

Ни мэрия, ни правительство области не взяли на себя оплату похоронных услуг. Оплачивали всё родственники. Но они и не просили у чиновников деньги. И в редакцию Олег Луференко пришёл не про деньги говорить. Трудно измерить масштаб трагедии, когда речь идёт о гибели единственного ребёнка. Но он уверен, что этой трагедии не случилось бы, если бы и ГУ МЧС России по ЕАО, и губернатор ЕАО по-настоящему заботились о безопасности на дорогах области, если бы первые своевременно разослали смс-предупреждение о состоянии дороги, а  второй заботился бы не о видеокамерах, а о том, чтобы опасные участки этой дороги были ограждены, чтобы дорогу очищали от снега и льда соответствующие службы.

Константин Луференко: – Мой брат – Олег в день трагедии находился за пределами страны. А я, как только узнал, сразу выехал из Хабаровска на место аварии. Это было примерно в 15.00 часов. Приехал туда только в 19.00 часов. Ехал со скоростью 20 км. в час. Невозможно было ехать быстрее. Но за четыре часа я на дороге не встретил ни одной снегоочистительной машины…

Молодые, талантливые мать и дочь, лучшие в своём деле. Невозможно понять, за что, почему? А главное, при таком отношении соответствующих служб и чиновников к своим обязанностям, можно ли надеяться на то, что подобное в нашей области больше не повторится?

Елена ГОЛУБЬ

0
Телефон:
Яндекс.Метрика