Главная \ АРХИВ \ ВРУТ, ВРАЛИ И БУДУТ ВРАТЬ! (ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ) \ ВРУТ, ВРАЛИ И БУДУТ ВРАТЬ! (ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ)

ВРУТ, ВРАЛИ И БУДУТ ВРАТЬ! (ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ)

2

original

    Наверное, у каждого из вас, читающего эти публикации, возникает вопрос: какой смысл обсуждать отчёты чиновников, если они (отчёты) – это простая формальность, и от них ничего не зависит?

Это не так. Дело в том, что, отправляя в Минздрав РФ каждый раз информацию о состоянии сферы здравоохранения области, местные чиновники очень рассчитывают на то, что Минздрав, опираясь на их информацию, поверив ей, в отчёте, который он, в свою очередь, направляет Президенту, обозначит, что отдельное поручение, данное Президентом относительно здравоохранения ЕАО, уже выполнено. И так, кстати, всё и происходит.

Цитирую последний абзац отчёта, который сегодня является предметом нашего обсуждения: «На основании изложенного Министерство здравоохранения Российской Федерации полагает возможным снять с контроля пункт 8 перечня ваших поручений от 4 мая 2017 г… по итогам пленарного заседания IV медиафорума независимых региональных и местных средств массовой информации…».

Если Президент поверит, если согласится снять с контроля исполнение его поручения, то наши областные «дельцы от медицины», облегчённо вздохнув, окончательно «потеряют берега», а мы окончательно потеряем надежду хоть на какие-то перемены в сфере областного здравоохранения.

Поэтому смысл в обсуждении нами этих отчётов заключается в том, чтобы поручение Путина оставалось на контроле до тех пор, пока в нашей областной медицине мы не увидим реальные перемены к лучшему.

А пока врут, врали и, видимо, собираются и дальше врать:

«В целях снижения заболеваемости туберкулёзом в регионе приобретены восемь новых цифровых флюорографов для оснащения ими регионального центра и всех районов области, увеличено время работы флюорографического кабинета в ОГБУЗ «Областная больница», оптимизирована маршрутизация пациентов поликлиники, ликвидирована очередь на данное обследование…».

Приобретённые флюорографы оказались не очень надёжными. Аппарат в областной поликлинике сломался, и надолго, как раз тогда, когда началась эпидемия коронавирусной инфекции. Он и до этого ломался, а чтобы его отремонтировать, нужны были какие-то запчасти, которые областной больнице не на что было покупать. Выходили из положения, как могли. Но во время пандемии аппарат в областной поликлинике простоял в ожидании ремонта, практически, две недели.

Людей вынуждены были отправлять на прохождение флюорографии в стационар областной больницы, где уже был установлен инфекционный режим. То есть, люди шли делать флюорографию туда, где существовала для них опасность заразиться ковидом?

Почему в областной поликлинике, обслуживающей в день чуть ли не тысячу человек, работает только один флюорограф? О какой борьбе с туберкулёзом при такой обеспеченности базовой поликлиники региона современными флюорографами может вообще идти речь?

Читаем отчёт дальше: «В целях снижения показателей младенческой смертности… проведена работа по открытию отделения второго этапа выхаживания для недоношенных новорожденных на базе родильного дома ОГБУЗ «Областная больница. Организованы работы по капитальному ремонту помещений и оснащению данного отделения современным оборудованием…».

Примерно шестьдесят пять миллионов рублей истратили на это отделение. Заявляли, что с его открытием отпадёт необходимость транспортировать младенцев с тяжёлой патологией в Хабаровск.

На самом же деле это отделение выполняет те же функции, которые до его открытия выполняла детская больница, то есть просто дублирует работу детской больницы. А младенцев с тяжёлой патологией по-прежнему отправляют в Хабаровск, везут на вертолёте. Стоимость каждого такого перелёта исчисляется миллионами рублей. И таких случаев уже после открытия этого отделения очень много.

Господин Жуков, демонстрируя Минздраву закупку оборудования для отделения второго этапа, скромно умалчивает о том, что отделение это не укомплектовано кадрами в соответствии с существующими нормативами. Он не докладывает о том, что после возвращения медперсонала детской больницы в своё отремонтированное здание, в отделении второго этапа выхаживания областной больницы работать стало, по большому счёту, просто некому.

Иными словами, деньги истрачены, а проблема так и осталась нерешённой. Младенческую смертность Жуков и его «педсовет» управления здравоохранения по-прежнему решают за счёт транспортировки детей с тяжёлой патологией в Хабаровск.

Что ещё привлекло внимание в отчёте Минздрава РФ, составленном на основе информации, предоставленной управлением здравоохранения ЕАО во главе с Жуковым? Например, утверждение о том, что в этом году будут построены 17 ФАПов. Нет, они, конечно, будут возведены. Но вряд ли начнут функционировать, потому что господин Жуков, видимо, забыл сообщить Минздраву, что ФАПы эти будут возведены без жилых помещений для проживания медицинских работников. А в отдалённых сёлах, как вы понимаете, снять или купить жильё не просто, в некоторых – невозможно. Так что фельдшерско-акушерские пункты, может и будут, а вот фельдшеров в них – нет!

А ещё управление здравоохранения сообщило Минздраву, что тарифы на оказание медпомощи по территориальной программе госгарантий и нормативы оказания этой медпомощи в 2019 году «в целом соответствуют средним нормативам, установленным базовой программой ОМС…».

То есть в целом, – соответствуют, а в частности, – нет?

Врут, врали и будут врать до тех пор, пока их враньё не надоест и Минздраву, и конечному адресату, получающему эти отчёты, пока Минздравом РФ не будет проведён полномасштабный аудит сферы здравоохранения на предмет расходования поступающих с 2018 года и по сегодняшний день огромных денег – сотен миллионов рублей на реализацию отдельного поручения Путина. Только когда, на мой взгляд, можно будет рассчитывать на какие-то позитивные изменения в здравоохранении ЕАО.

Елена ГОЛУБЬ

Комментарии
Виктория
Почему со. стороны Москвы нет должного контроля? Верят этим отпискам? Просто наивность какая то
Natalia
Это не наивность. Я думаю, их там в Москве такое положение вещей пока устраивает. А что? Регион-то плюшевый, как когда-то сказал один из наших бывших чиновников (до того, как на него завели уголовное дело). Не знаю, какой смысл он вкладывал в это слово, но я позволю себе интерпретировать так: мягкий регион, неопасный, даже я б сказала бесхребетный, в большинстве своем боязливый народ из разряда "моя хата с краю", "мой голос ничего не решает" или "пусть за меня мою проблему решат другие, а я постою в сторонке". Если б люди МАССОВО возмутились такому качеству медицинских услуг и вообще ситуации в здравоохранении, то, возможно, дело бы сдвинулось с мертвой точки. Но это мои домыслы. Может, я неправа.
Телефон:
Яндекс.Метрика