Главная \ АРХИВ \ ВСЕ РАВНЫ, НО ЕСТЬ РАВНЕЕ…

ВСЕ РАВНЫ, НО ЕСТЬ РАВНЕЕ…

ВСЕ РАВНЫ, НО ЕСТЬ РАВНЕЕ…
ВСЕ РАВНЫ, НО ЕСТЬ РАВНЕЕ…

VKM49839

 

    Сегодня рано утром в инфекционной больнице умер второй пациент – женщина чуть старше сорока лет, поступившая меньше недели назад из психиатрической больницы. Она умерла в отделении реанимации, куда переводят только больных с подтверждённым диагнозом – коронавирусная инфекция.

А власть никак не может избавиться от привычки раздавать преференции…

Заражённых в ЕАО каждый день прибавляется, и уже не на одного-двух, а на пять-десять. Учитывая тот факт, что всё это время исследования на коронавирус в ЕАО проводила только одна лаборатория, мощности которой крайне ограничены, можно предположить, что данные о количестве заражённых в ЕАО сильно занижены.

Разговоры о том, что необходимо открывать ещё, как минимум, одну лабораторию, идут уже давно. И давно идут разговоры о том, что вторая лаборатория, которая будет проводить такие исследования, – это лаборатория противотуберкулёзного диспансера.

Сами медики надеялись на то, что в этой лаборатории будут исследоваться тесты тех врачей, медсестёр, санитарок, техперсонала, которые работают непосредственно с заражёнными. То есть медики надеялись, что таким образом состояние их здоровья будет поставлено под контроль.

Кроме того, открытие второй лаборатории давало надежду на то, что в очагах заражения коронавирусной инфекцией начнут, наконец, тестировать население, например, в посёлке Бира. Ведь закрыв въезды и выезды из этого посёлка и, по сути, заблокировав там население, его никто не проверяет на наличие инфекции. Люди живут в обычных домах бок о бок с вольнонаёмными сотрудниками ЛИУ-2 УФСИН, которые имели контакт с заражёнными заключёнными, ходят в одни и те же магазины, и их никто не тестирует. Более того, по словам жителей посёлка Бира, там даже дезинфекция не проводится ни в подъездах домов, ни в общественных местах. В общем, ожидание открытия второй лаборатории было вполне обоснованным.

Но лаборатория в тубдиспансере всё не открывалась и не открывалась. А 28 апреля на заседании оперативного штаба по предупреждению завоза и распространения новой коронавирусной инфекции на территории ЕАО, возглавляемой временным губернатором, этот вопрос о второй лаборатории рассматривался следующим образом:

«6. Слушали Жукова Валерия Александровича об осуществлении лабораторных исследований на базе лаборатории областного государственного казённого учреждения здравоохранения «Противотуберкулёзный диспансер» для выявления новой коронавирусной инфекции.

РЕШИЛИ:

6.1. Определить, что лаборатория… осуществляет исследования для выявления РНК коронавируса 2019- N COV

6.2 Определить, что лаборатория ОГКУЗ «Противотуберкулёзный диспансер» осуществляет исследования следующим категориям граждан:

– сотрудники медицинских организаций, подведомственных управлению здравоохранения правительства ЕАО, перешедших к сменному режиму работы 14 дней через 14 дней в режиме карантина (изоляция);

– сотрудники учреждений социального обслуживания, находящиеся на карантине (изоляция) совместно с получателями социальных услуг...».

Дальше – ещё три пункта, не вызывающие вопросов, напротив, подтверждающие необходимость поддержки людей, находящихся в группе наибольшего риска, затем пункт, пробуждающий надежду:

«– сотрудники медицинских организаций, имеющие риск инфицирования COVID-2019 на рабочих местах (сотрудники, которые задействованы в заборе биологических образцов граждан на дому, сотрудники медицинских организаций, задействованных для лечения больных коронавирусной инфекцией, сотрудники ОГБУЗ «Станция скорой медицинской помощи»)…».

И вот после этого пункта – удивление… Нет, умиление. И вызвала его неподдельная, искренняя забота нынешней областной власти о тех, кто, должен стоять на страже закона и следить за тем, чтобы перед законом все были равны, чтобы хотя бы в период эпидемии власть не раздражала население предоставлением привилегий отдельным категориям граждан.

Цитирую:

«– сотрудники прокуратуры Еврейской автономной области;

– …;

– ….;

– сотрудники судебной системы ЕАО;

– сотрудники управления Федеральной службы судебных приставов по Хабаровскому краю и ЕАО».

А жителей населённых пунктов, являющихся очагами заражения, например, того же посёлка Бира, в этом перечне нет.  Прокуратура есть, хотя мы её почему-то не видим и не слышим, сотрудники судебной системы есть, хотя в настоящее время суды, фактически, прекратили работу напрямую с гражданами и перешли на электронный вид общения, чтобы избежать любых контактов. Приставы есть, хотя сегодня они не имеют права ходить по квартирам должников, контактировать с населением, а людей, находящихся в зоне риска, нет! Простых людей нет!!!

Мне интересно, а куда эти простые люди из того же посёлка Бира могут теперь пожаловаться на такое решение оперштаба во главе с Гольштейном? В прокуратуру? В суд?..

Елена ГОЛУБЬ

8
Телефон:
Яндекс.Метрика