Главная \ АРХИВ \ ВСЁ ТОТ ЖЕ ВОПРОС: ЗА ЭТО КТО-НИБУДЬ ОТВЕТИТ?

ВСЁ ТОТ ЖЕ ВОПРОС: ЗА ЭТО КТО-НИБУДЬ ОТВЕТИТ?

ВСЁ ТОТ ЖЕ ВОПРОС: ЗА ЭТО КТО-НИБУДЬ ОТВЕТИТ?
ВСЁ ТОТ ЖЕ ВОПРОС: ЗА ЭТО КТО-НИБУДЬ ОТВЕТИТ?

dsc3795-scaled

    Двадцать второго апреля текущего года главный санитарный врач ЕАО Павел Копылов издал Постановление № 18 «О дополнительных мерах по снижению рисков распространения COVID-19 на территории Еврейской автономной области».

В частности, в нём сказано:

«3. Обеспечить работу всех медицинских организаций стационарного типа в режиме инфекционного стационара с установлением противоэпидемического режима, предусмотренного для инфекций с аэрозольным механизмом передачи, обеспечение проведения текущей и заключительной дезинфекции с использованием дезинфекционных средств, зарегистрированных и разрешённых к применению в установленном порядке в режимах, обеспечивающих эффективное обеззараживание в отношении вирусных инфекций.

4. Обеспечить соблюдение медицинскими организациями противоэпидемического режима, наличие и использование персоналом средств индивидуальной защиты, дезинфекционных средств…».

Иными словами, ещё две недели назад все медицинские учреждения области должны были быть обеспечены средствами индивидуальной защиты: респираторами, противочумными костюмами или костюмами химзащиты, специальными очками, бахилами и т.д., а также средствами для проведения в учреждении дезинфекции.

Теплоозерская районная больница: в стационар поступил пациент с подозрением на воспаление лёгких. Поступил из посёлка Бира, когда всем уже было известно о вспышке эпидемии в этом посёлке. Его госпитализировали в отделение терапии, взяли биоматериал на исследование, а седьмого мая в больницу поступил результат этого исследования – тест на COVID-19 положительный.

Пациента незамедлительно эвакуировали, насколько мне известно, в инфекционную больницу Биробиджана, а само терапевтическое отделение Теплоозерской больницы с проходящими там лечение другими пациентами закрыли моментально на карантин. Вместе с пациентами закрыли и работающий там медперсонал –медсестра и санитарка без средств индивидуальной защиты должны будут находиться в отделении и ухаживать четырнадцать дней за оставшимися больными (если не ошибаюсь, тоже с пневмонией). Пока у оставшихся больных тесты на коронавирус были отрицательными, но и они, и медперсонал контактировали с эвакуированным в Биробиджан больным. Поэтому никому не известно, что может произойти в закрытом терапевтическом отделении Теплоозерской больницы.

Я понимаю – эпидемия. Никуда от неё не денешься. Но я не понимаю, как можно было составить в управлении здравоохранения такую маршрутизацию пациентов! Подозреваю, что дело здесь не только в том, что управлением здравоохранения правит сегодня школьный учитель математики, ведь большинство учителей – люди вменяемые. Мне кажется, что проблема заключается в том, что учитель математики Шафорост, управляющая здравоохранением, мыслит неадекватно, как-то задом наперёд!

Если в п. Бира имела место вспышка эпидемии, то, наверное, пациента с каким бы то ни было заболеванием, и уж тем более с пневмонией, из п. Бира должны доставить в Облученскую больницу, преобразованную в инфекционный госпиталь, и только после получения результатов теста на COVID-19 принимать решение: оставлять его там же, или, в связи с отрицательным результатом теста, перевести в чистую от этой заразы больницу – в ту же Теплоозерскую.

Если в посёлке Смидович человеку стало плохо, и симптомы говорят о возможной пневмонии, бригада «Скорой помощи», я думаю, должна сразу везти его в инфекционную больницу Биробиджана. Обследование на COVID-19 ему должны провести там. И, опять-таки, по результатам теста принимать решение: положительный тест – оставлять в «инфекционке», отрицательный – эвакуировать в областную больницу.

Но… маршрутизация подписана госпожой Шафорост…

Седьмое мая. Областная больница. Поздно вечером туда был доставлен из Смидовичей пациент.  Он находился в состоянии комы, у него наблюдалась дыхательная недостаточность. Возраст – чуть больше сорока лет. Его обследовали в приёмном покое: была сделана томография, осмотрел нейрохирург. Обследование на компьютерном томографе показало двухстороннюю пневмонию.

Что делать? Из приёмного покоя через всю больницу везти в отделение реанимации, где лежат несколько также тяжёлых больных, но не ковидных?

Врачи областной больницы связались по телефону с инфекционной больницей. Объяснили, что пациент тяжёлый и предварительное обследование даёт повод считать, что у него вирусная пневмония. Но инфекционная больница наотрез отказалась принимать этого пациента, заявив, что может это сделать только после того, как COVID-19 у него будет подтверждён тестом с положительным результатом.  Так написано в приказе Шафорост.

А результаты тестов, как мы уже знаем, в Биробиджане лаборатория выдаёт не сразу, а через несколько дней.

Служба «Скорой помощи» тоже отказалась эвакуировать больного в инфекционную больницу, потому что руководство «инфекционки» наотрез отказалось его принимать. Но это – не вина главного врача «инфекционки». Главный врач только выполняет требования, установленные управлением здравоохранения.

Врачи областной больницы пытались дозвониться своему руководству – главному врачу Филиппу Рябко и начмеду больницы Ермошину, но ни тот ни другой трубку не взяли. Просто проигнорировали эти звонки. Главный врач «инфекционки», вроде бы даже пыталась дозвониться до Шафорост, но, как я поняла, и она трубку не взяла. Врачам пришлось самостоятельно принимать решение. Выхода, по сути, не было, и заведующий отделением приёмного покоя распорядился госпитализировать больного в отделение реанимации. Не распорядился бы – его обвинили бы в неоказании помощи больному.

И повезли этого пациента через всю больницу в отделение реанимации. Там освободили для него единственную палату -бокс, подключили к аппарату ИВЛ, сделали всё, что должны были сделать. Но…

Врачи и медсёстры в приёмном покое и в отделении реанимации были в обычных одноразовых масках, а кто-то в строительных респираторах. Да, да! Не в специальных медицинских респираторах, защищающих от вирусов, а в строительных, защищающих рабочих на стройке от пыли, но никак не защищающих от этой страшной заразы! Ни бахил, ни специальных очков, ничего того, что должно быть у медперсонала, который работает с ковидными больными, у них не было.

Вы спросите: а как же костюмы для медиков, о прибытии которых в ЕАО так торжественно сообщала в инстаграм госпожа Шафорост?

Были! Костюмы были! Но не противочумные, не противовирусные, не костюмы химзащиты, а опять-таки, строительные. В них обычно штукатуры штукатурят, а маляры стены красят, но, как и строительные респираторы, от заразы они не защищают.

Вы снова зададите вопросы: а как же Постановление главного санитарного врача ЕАО Павла Копылова? Зачем он его издал, если в медучреждениях его не выполняют? Почему Павел Викторович не проверяет исполнение своего Постановления? Если больницы не обеспечены всем тем, чем должны быть обеспечены инфекционные стационары, почему он разрешает им работать в режиме этих стационаров?

Почему он не выяснил, что руководство областной больницы не проинструктировало врачей о том, как им поступать и что делать при поступлении в больницу ковидных больных? Почему сам, как главный санитарный врач, не разработал такую инструкцию? Где протокол лечения таких больных? Где чёткие рекомендации по защите медицинского учреждения, медиков и других находящихся там пациентов?

Все эти вопросы утром восьмого мая сами врачи областной больницы пытались задать своему руководству – и Филипу Рябко, и начмеду Ермошину. Но ответов ни на один вопрос от них не получили. Вернее, им сказали, что на эти их вопросы может ответить только господин Копылов. А на вопросы о том, почему больных с подозрением на вирусную пневмонию не отправляют в инфекционную больницу, руководство областной больницы отвечало врачам, что в «инфекционке», мол, мест уже нет, а ещё там врачей не хватает, работать некому…

В результате за вчерашние сутки в приёмный покой поступили, по имеющейся у нас информации, пять человек, каждого из которых обследовали в смотровых кабинетах приёмного отделения, в которых обследуют всех пациентов, проводили обследование на компьютерном томографе, осматривали врачи-специалисты в отсутствии у них средств индивидуальной защиты. Одного с тяжёлой формой пневмонии госпитализировали, как я уже сказала, в отделение реанимации, второго – тоже с пневмонией – в отделение терапии, двоих с пневмонией лёгкой тяжести отправили лечиться домой и одного эвакуировали в инфекционную больницу.

Хотелось бы знать, обеззараживались ли после каждого из этих пяти пациентов помещения, в которых их обследовали в течение прошедших суток врачи областной больницы? Для проведения дезинфекции требуется немало времени. А пациенты, поступающие с другими болезнями, теперь будут часами ожидать осмотра, пока после какого-нибудь больного с пневмонией будет проводиться полномасштабная дезинфекция?

И ещё вопрос: как медперсонал без специальных защитных костюмов, респираторов, очков будет лечить пациентов с вирусной пневмонией?

Врачи убеждены: данную ситуацию спровоцировало Постановление № 18 главного санитарного врача ЕАО Павла Копылова, а именно, пункт 3, который я процитировала в самом начале этой публикации, и который обязывает все медицинские стационарные учреждения немедленно превратиться в инфекционные лечебные учреждения. Я не медик, но тоже считаю, что это просто бред! Не может областная многопрофильная больница в одночасье превратиться в инфекционную. Куда она денет огромное количество пациентов с различными заболеваниями?

Рассчитывать на то, что об этом задумается госпожа Шафорост, не приходится. Как мы уже поняли: она думает задом наперёд

Врачи считают, что выход из сложившейся ситуации – отмена этого Постановления Копылова.

Жизнь и здоровье теперь уже всех врачей, медсестёр, младшего медперсонала самого большого медучреждения области – ОГБУЗ «Областная больница» и её пациентов сегодня напрямую зависят от господина Копылова.

Интересно, он это понимает?

Елена ГОЛУБЬ

16
Телефон:
Яндекс.Метрика