Главная \ АРХИВ \ "ВЫ СЛУШАЛИ? А Я НЕ СЛУШАЛ!" \ "ВЫ СЛУШАЛИ? А Я НЕ СЛУШАЛ!"

"ВЫ СЛУШАЛИ? А Я НЕ СЛУШАЛ!"

0

   

2+   

    Четвёртого ноября в публикации «Защита, забота родному городу?» я рассказала о том, что результаты голосования на заседании городской Думы были сфальсифицированы. Цитирую:

«Результат голосования за предложение Бурындина, озвученный Куликовым, не соответствует действительности. На самом деле, за перевод должности зампреда Думы в разряд неоплачиваемой проголосовали не семь, как озвучил Куликов, а восемь депутатов: пять коммунистов и три самовыдвиженца – Косвинцев, Бурындин и Проходцев. А против – только семь единороссов. Ещё пять депутатов воздержались».

Но я не рассказала в этой публикации о том, что данное голосование вообще не могло считаться состоявшимся, и почему. Не рассказала, но обещала рассказать. Восемнадцатого декабря состоялось очередное заседание городской Думы, а значит, пришло время выполнить обещание.

Я представляю вниманию читателей фрагмент аудиозаписи совместного заседания думских комиссий от 18. 12. 2019 г., которое плавно перетекло в заседание Думы и из которого всем всё станет ясно.

«С. Бурындин: – У меня вопрос: какие рекомендации Дума дала по принятию бюджета на 2020 год? Вы говорили, говорили, говорили, но мне не понятно, что конкретно войдёт в список рекомендаций для мэрии.

А. Куликов: – Смотрите: поскольку у нас был объявлен перерыв, были предложены депутатами ряд вопросов, плюс, соответственно, вопрос, э-э, предложение, которое озвучила прокуратура. На сегодняшний день аппарат сегодня, соответственно, положит все эти предложения на бумагу, вот, и на следующей неделе поступило предложение от председателя бюджетной комиссии собраться и детально проработать все эти программы, ну и, соответственно, внести эти программы…

К. Вассерман: – То есть уже по каждой программе отдельно проговорить, где какие-то передвижки можно сделать, куда перенаправить какие-то средства…

С. Бурындин: – Коллеги! Я ваши добрые намерения понимаю, но я не зря задал этот вопрос. Есть определённый порядок. Ян Александрович (Аблов) не зря только что сказал: вносите изменения, а мы рассмотрим. То есть сейчас, помимо принятия решения, мы что-то сформулируем, или мы все оставляем на рассмотрение комиссии?

А. Куликов: – Э-э, Сергей Николаевич! Мы сформулируем сегодня. Диктофон ведёт запись совместного заседания комиссий… и это будет первое в качестве рекомендации…

С. Бурындин: – Понятно…».

Хотя мне, если честно, не понятно, что хотел сказать Куликов, и вообще, он хотел что-то сказать? А если учитывать тот факт, что Дума в тот же день проголосовала за бюджет, какие после этого могут быть рекомендации и предложения? Они вносятся до голосования, а не после! Но это я так – для напоминания читателю о профессиональном и интеллектуальном уровне нынешнего руководства Думы. Дальше началось уже заседание самой Думы.

«С. Бурындин: – Переходим к основному вопросу, который я хотел бы обсудить. На прошлом заседании городской Думы я озвучил вопрос о внесении изменений в Устав города Биробиджана, касающийся должности зампреда Думы. Известно, как Дума проголосовала. Но когда мы стали пересчитывать голоса, то они, к сожалению, не сошлись. Это – первое. Второе: я прослушал диктофонную запись этого голосования. Вы поставили на голосование совсем другой вопрос, не тот, который я озвучил и который стоял в повестке дня. Вы поставили вопрос о сокращении должности заместителя председателя Думы. Так был вами сформулирован вопрос.

Я считаю, что нужно сейчас переголосовать, так как, согласно Регламенту, если вопрос стоит в повестке дня, значит, соответственным образом он должен быть сформулирован, и именно по этому вопросу депутаты должны проголосовать. Возможно, кто-то из коллег, из-за искажения вами моей формулировки, в конечном итоге не понял, за что голосовал. Поэтому я прошу ещё раз поставить мой вопрос на голосование и соответственно зафиксировать…

А. Куликов: – Подождите, подождите! Любой вопрос, предложенный депутатом, должен пройти через комиссию. Вы сказали, что я что-то там нарушил. Я тоже запись послушаю, что я там говорил, если я нарушил, то я, конечно, извинюсь перед вами.

С. Бурындин: – Речь не об извинениях.

А. Куликов: – Подождите, подождите! Если я действительно нарушил, то в январе месяце, пожалуйста, выносите вопрос на переголосование.

И. Проходцев: – А что, мы сейчас не можем послушать запись?

С. Бурындин: – Действительно. Объявите перерыв на десять минут, как вы делали для заседания своей фракции.

А. Куликов: – Ну у нас же, у людей свои заботы, э-э, своя работа имеется.

С. Бурындин: – Вы ничего не спросили у ваших людей, не переговорили с ними, и всё за них решили? Я предлагаю просто переголосовать. И всё. Вопрос чисто технический, не более того.

А. Куликов: – А как же те депутаты, которых нет?

И. Проходцев: – А почему вы не можете сейчас предложить нам проголосовать: поставить вопрос на голосование, или нет?

А. Куликов: – Вы Регламент читайте. Любой вопрос должен пройти через комиссии.

И. Проходцев: – Подождите! Вы на первом заседании Думы, в нарушение Регламента, обсуждали вопросы, которых не было в повестке дня.

А. Куликов: – Я сказал свою точку зрения. Я внимательно прослушаю. Если я что-то нарушил, вот, я публично извинюсь.

А. Федосеев (юрист): – Переголосовать должны те же самые депутаты, которые голосовали в прошлый раз. Если отсутствует кто-то из них, то сегодня это невозможно сделать. Когда соберутся все те депутаты, которые участвовали в голосовании, можно будет провести повторное голосование.

О. Зеньковская: – А что, никто не помнит, как он голосовал?

А. Куликов: – А того человека, которого сейчас нет, как мы ему зададим вопрос? Мы должны озвучить ему вопрос?

И. Проходцев: – Но он не пришёл на Думу.

Б. Косвинцев: – Послушайте! Вопрос тогда на Думе был поставлен неправильно!

Д. Шмыров: – Что вы кричите: «неправильно»? Вы слушали?

Б. Косвинцев: – Я слушал!

Д. Шмыров: – А я – нет! Я не слушал…».

Вот и раскрыт «секрет Полишинеля». Эти депутаты-единороссы вообще не слушают, за что голосуют, потому что голосуют по приказу. Им абсолютно индифферентно, какой вопрос ставится на голосование в Думе. Им приказали голосовать против тех вопросов, которые ставят независимые и оппозиционные депутаты, и они тупо выполняют приказ. И плевать им на то, что думают по этому поводу избиратели. В словах Сергея Бурындина они почувствовали опасность, скажем так, на уровне рефлекса, и тут же перешли на крик! Тут же заняли оборону. Давайте, послушаем дальше:

«А. Федосеев (юрист): – … Сегодня вы можете включить в свой проект решения такую формулировку: этот вопрос на следующем заседании поставить на повторное голосование и переголосовать.

А. Куликов: – Поступило предложение от начальника юридической службы городской Думы, э-э, то, что этот вопрос включить в повестку дня следующей Думы…

С. Бурындин: – У вас избирательное отношение к Регламенту. Когда вы хотите, вы ему следуете, когда не хотите – не следуете. Вы же так и не поставили на голосование вопрос о том, что моё предложение должно быть переголосовано на следующем заседании. Я поставил вопрос. Вы заявляете, что сейчас по нему голосование проводить не будете. Ставите свой вопрос о переносе голосования. А почему? Чем ваш вопрос отличается от моего? Почему мой вопрос на голосование не ставится, а ваш ставится?

А. Куликов: – Сергей Николаевич, вы по образованию кто?

Б. Косвинцев: – А какое это имеет значение?

С. Бурындин: – Менеджер в сфере государственного и муниципального управления.

А. Куликов: – Вот! А вам юрист говорит…

О. Ключенок, зам. прокурора города: – Уважаемые депутаты! Во-первых, я бы рекомендовала всем прослушать эту запись, чтобы убедиться, потом ставить вопрос о переголосовании. Никто, за исключением одного депутата, у нас эту запись не слышал. На это необходимо определённое время. Да? В случае, если действительно было допущено нарушение и прозвучал вопрос не так, необходимо этот вопрос вынести на голосование и переголосовать. Совершенно верно было отмечено, что необходимо включать этот вопрос в повестку, чтобы все депутаты, которые присутствовали на прошлом собрании, имели возможность изменить свою позицию или отдать свой голос, потому что фактически их голос в прошлый раз учитывался, и в случае, если сегодня мы не будем учитывать их голос, то мы нарушим их право.

А. Куликов: – Коллеги, мы обязательно прослушаем эту запись на следующей неделе, и если, действительно, то, о чём говорит Сергей Николаевич, имеет место быть, то мы вынесем этот вопрос на повторное голосование.

А. Федосеев: – Сейчас вы должны принять решение, раз поставлен вопрос на голосование, о включении его в повестку дня следующего заседания в обязательном порядке.

А. Куликов: – Так, включаем вопрос в повестку дня следующего заседания. Кто за?..».

Удивительно, как бросилась на помощь Куликову заместитель прокурора города О. Ключенок! Но при этом почему-то забыла спросить, имеется ли протокол того заседания в письменном виде (аудиозапись переводится на бумагу), и если имеется, можно было просто попросить представителя аппарата Думы принести его и зачитать ту часть, где Куликов ставит вопрос на голосование. Этот момент должен быть отражён в протоколе. Почему госпожа Ключенок не предложила это сделать? Забыла от волнения? И Куликов забыл от волнения? И все единороссы от волнения вообще ни о чём вспомнить не смогли? А теперь целую неделю будут запись прослушивать и думать о том, как её можно изменить? Да никак! Эта запись имеется у всех СМИ, чьи представители присутствовали на прошлом заседании Думы, и у «Газеты на Дом» в том числе…

Елена ГОЛУБЬ

Комментарии

Комментариев пока нет

Телефон:
Яндекс.Метрика